Главная | Регистрация | Вход | RSSСуббота, 29 Апрель 2017, 10.23.04

Библиотека-МЭЛ заведующая библиотекой Горбач Любовь Александровна

автор эмблемы Ворогушина Настя
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Денис, Любаша, verba, Admin 
Форум » ФОРУМЫ » Библиотечный форум » Давайте почитаем. (Интересные рассказы, сказки и пр.)
Давайте почитаем.
GEORGE-hantДата: Воскресенье, 24 Январь 2010, 17.08.57 | Сообщение # 1
Группа: Проверенные
Сообщений: 5
Статус: Offline
Агата Кристи. РОЖДЕСТВЕНСКИЕ СКАЗКИ.

Звезда над Вифлеемом.

Мария взглянула на младенца в яслях. В кошаре, кроме них да овец, никого не было. Мария улыбнулась малышу, и сердце ее исполнилось гордостью и счастьем. Тут вдруг зашуршали крылья, и, обернувшись, Мария увидела на пороге огромного ангела. Он весь светился, точно солнце поутру, и лицо его было так прекрасно, что у Марии помутилось в глазах, и она принуждена была отвернуться.
Ангел заговорил, и глас его походил на трубный зов:
- Не бойся, Мария, не страшись.
- Я не боюсь, святой посланник Божий, - тихо и мягко отозвалась Мария. - Просто лик твой на миг меня ослепил.
- Я пришел говорить с тобой, - продолжал ангел.
- Говори, святой, - отважно сказала Мария. - Каковы повеления Господа нашего?
- Я не принес повелений, - ответил ангел. - Но поскольку Господь возлюбил тебя особо, он разрешил тебе, с моей помощью, заглянуть в будущее.
Мария перевела взгляд на ребенка.
- В его будущее? - Лицо ее засветилось радостным ожиданием.
- Да, - тихо подтвердил ангел. - В его будущее... Дай-ка руку.
Мария протянула руку, и ладони их соприкоснулись. Марии показалось, будто она тронула огонь. Огонь, который не жжется. Она подалась было назад, но ангел повторил:
- Не бойся. Я - бессмертен, ты - смертна, но мое прикосновение не причинит тебе зла. Ангел простер над спящим младенцем огромное золотое крыло и промолвил:
- Узри же будущее, мать. Узри своего сына.
Мария смотрела прямо перед собой, и стены кошары вдруг померкли, растворились... Она увидела сад. Была ночь, над головой ее мерцали звезды, а в саду стоял на коленях человек. Он молился.
Что-то ворохнулось в груди у Марии: материнское сердце подсказало, что это ее сын. И она обрадовано сказала себе: «Он молится. Он вырос хорошим, преданным Богу человеком». Но тут внутри у нее все захолонуло, потому что человек поднял голову, и на лице его отразилась такая боль, такое отчаяние... Никогда прежде не доводилось ей видеть столько горечи и муки в глазах человеческих. И он был совсем один. Один-одинешенек. И просил Бога, чтобы чаша страданий миновала его. Но молитва оставалась безответной. Бог не внимал ее сыну. Бог молчал.
Мария, не стерпев, воскликнула:
- Почему же Господь не ответит, не утешит его?
- У Господа иной замысел, - отозвался ангел.
И Мария, поникнув головой, прошептала с покорностью:
-Что ж, проникнуть в Господни замыслы - не наш удел. Но этот человек... мой сын... Неужели у него нет друзей? Ни одной доброй человеческой души, чтоб была рядом?
Ангел прошуршал крылом, и взору Марии предстала другая картина. В том же саду, но чуть поодаль, спали прямо на земле какие-то люди.
- Он так нуждается в них сейчас, - горько вздохнула Мария. - Мой сын нуждается в них, а им все равно!
- Они всего лишь грешники, обыкновенные грешники, - объяснил ангел.
- Но мой сын - добрый человек, - пробормотала Мария. - Добрый и праведный.
И снова прошуршало крыло ангела, и Марии явилась ведущая вверх дорога. По ней, сгибаясь под тяжестью крестов, шли трое в окружении римских легионеров. Позади гудела толпа.
- Что ты видишь теперь? - спросил ангел.
- Трех преступников ведут на казнь.
Тот, что шел слева, обернулся. Лицо его было столь жестоким и грубым - Мария даже отшатнулась.
- Да, точно, это злодеи, - сказала она.
Шедший посередине споткнулся и чуть не упал. В этот миг Мария его узнала.
- Не может быть! - воскликнула она. - Я не верю! Мой сын не преступник!

Добавлено (13 Январь 2010, 01.07.48)
---------------------------------------------
Звезда над Вифлеемом(продолжение)

...Ангел снова прошуршал крылом, и вот уже стоят на горе три креста, и на среднем - в страшных мучениях он, ее сын. Из сухих потрескавшихся губ его доносится шепот:
-- Бог мой, Бог мой, почему Ты меня покинул? - Марии не хватило смирения.
- Нет! Это неправда! Мой сын не мог сделать ничего дурного. Это какая-то ужасная ошибка. Так бывает: его просто с кем-то перепутали и наказали за чужое преступление.
Снова прошуршало крыло. На этот раз Мария увидела человека, которого почитала больше всего на свете, первосвященника своей церкви. Благородный и осанистый, он поднялся и принялся торжественно, напоказ, рвать на себе одежды, а потом громко закричал:
- Святотатец!
За спиной первосвященника мелькнула знакомая фигура. Святотатцем оказался ее сын! Тут все картины померкли, осталась только каменная, мазанная глиной стена кошары. Мария дрожала всем телом. Голос ее звенел от отчаяния:
-Я не верю! Я никогда не поверю! Мы богобоязненные, праведные люди. И моя семья, и семья Иосифа. Мы воспитаем сына в уважении к религии, он будет почитать веру отцов. Наш сын не может быть святотатцем. Никогда в это не поверю! То, что ты показал, не может быть правдой.
- Посмотри на меня, Мария, - произнес ангел.
И она посмотрела. Сияние... Прекрасное лицо...
- То, что я показал тебе, - истина, - продолжил посланник Бога. - Ибо я - Утренний ангел, а утренняя заря - это свет истины. Ты веришь мне?
И Мария вопреки своей воле поняла: да, это правда. Она не могла не верить. По щекам ее побежали слезы. Склонившись над лежащим в яслях младенцем, она распростерла руки - защитить, уберечь...
- Мой сын... - рыдала она. - Мой маленький, беспомощный мальчик... Как же спасти тебя? Как отвести беду? Как уберечь - не только от страданий и боли, но и от зла, которому суждено прорасти в твоем сердце? Ах, лучше бы ты вовсе не родился на свет. Или умер с первым же вздохом. Тогда ты вернулся бы к Богу без греха и порока.
Ангел прервал ее:
- Потому-то я и пришел к тебе, Мария.
- О чем ты?
- Ты увидела будущее. И теперь ты вправе выбрать: жить твоему сыну или умереть.
Мария склонила голову низко-низко и пробормотала, сдерживая всхлипы:
- Его подарил мне Господь... И если Господь сейчас заберет его назад... это, наверно, будет лучшим исходом, и я подчинюсь Его воле, хотя сердце мое разорвется на части...
- Ты не поняла, - мягко прервал ее ангел. - Господь не принуждает тебя отдать сына. Выбор за тобой. Ты видела будущее, тебе и решать: жить сыну или умереть.
Мария смолкла. Она была из тех женщин, что думают не особенно быстро. Взглянула на ангела, ища совета, подсказки, но он отвел глаза. Золотой, прекрасный и бесконечно далекий.
Мария перебрала в памяти явленные ей картины: страдания в саду, постыдная смерть, забытый Богом вероотступник, святотатец...
А сейчас он лежит в колыбели: невинный, чистый, счастливый.
Она все не могла решиться: думала, вспоминала все, что показал ангел. И странное дело, теперь ей припоминались мелочи, которые поначалу она даже не заметила. Например, лицо человека на правом кресте. Не злое, не свирепое, просто - безвольное. А смотрел он на того, кто был распят посередине, смотрел с любовью, верой и восхищением. И Мария удивленно подумала: он смотрит так на моего сына...
А потом вдруг так остро, так ясно вспомнилось лицо сына, когда он глядел на друзей своих, спящих в саду. И печаль, и жалость, и понимание, а главное - безмерная любовь читались в этом взгляде. Это лицо очень хорошего человека, подумала Мария. И снова - сцена суда. Только на этот раз она всматри¬валась не в блистательного первосвященника, а в обвиняемого... Нет, виновным он себя не чувствовал.
И тревожно, смутно стало на душе у матери.
- Ну что, Мария, ты сделала свой выбор? - спросил ангел. - Ты избавишь сына от страданий и порока?

Добавлено (13 Январь 2010, 01.08.53)
---------------------------------------------
В ответ Мария медленно проговорила:
- Не мне, темной и простой женщине, понять промысел Божий. Господь подарил мне ребенка. Захочет отнять - на то Его воля. Но не мне отбирать жизнь, данную Господом. Возможно, мне не понять моего сына. Да и не все я видела - так, отрывки. Он младенец, но это его жизнь, а не моя, и права распоряжаться ею у меня нет.
- Подумай еще, - сказал ангел. - Не хочешь ли передать мне младенца с рук на руки, чтобы я отнес его обратно к Господу?
-- Забирай, если такова Его воля, - ответила Мария. - Но не из моих рук.
Шум крыльев, вспышка света, и ангел исчез, будто и не было.
Вскоре пришел Иосиф, и Мария поведала ему обо всем, что случилось. Иосиф согласно кивал, а, выслушав до конца, сказал:
- Ты правильно поступила, жена. Да и кто знает, может, и ангел-то был лгуном.
- Нет, - возразила Мария, - ангел говорил правду. Она верила в это до глубины души.
- А я не верю, - упрямо сказал Иосиф. - Мы будем растить его бережно, праведно, дадим религиозное образование, потому что нет ничего важнее образования. Он будет работать со мной в мастерской, ходить с нами по субботам в синагогу, будет праздновать с нами праздники и принимать очищение.
Иосиф заглянул в ясли и добавил:
- Видишь, наш сын улыбается...
Малыш и впрямь улыбался и тянул ручонки к матери, словно говорил:
- Ты правильно сделала.
В облаках же, в небесной выси корчился от ярости и гордыни ангел:
- Подумать только! Не сладил с глупой, невежественной женщиной! Ну да ничего, случай еще представится. Однажды, когда он будет усталым, голодным, слабым... Я отведу его на вершину горы и покажу земные царства, покорные моей воле. И предложу ими править. Отдам в его власть города, царей и народы. Разрешу ему останавливать войны, голод и гнет. Если подчинится мне, он все сможет, все! Подарит людям мир, изобилие, благоденствие и добрую волю. Я предложу ему стать Высшей Силой Добра. Ему не устоять против такого искуса!
И Люцифер, Сын Зари, засмеялся, предвкушая грядущее и не ведая его. Он мелькнул в небе, точно сияющий факел, и канул в черную глубь.
На востоке трое дозорных, что день и ночь наблюдали за небесами, доложили своим старейшинам:
- Мы видели в небе большое зарево. Должно быть, родился кто-то великий.
Все принялись перешептываться, обсуждая небесное знамение, а самый старый из небесных часо¬вых шептал себе под нос:
- Божье, говорите, знамение? Да не нужны Господу ни знамения, ни чудеса. Скорее уж, это знак от самого Сатаны. Сдается мне, что ежели б Господу вздумалось к нам сойти, он сделал бы это очень, очень тихо...
А в кошаре тем временем царило веселье, и общество собралось самое замечательное. Кричал осел, ржали кони, мычали быки, мужчины и женщины толпились вокруг младенца, передавали его с рук на руки, а он смеялся, гулил и улыбался всем подряд/
- Смотрите! - восклицали люди. - Он любит нас! Всех до единого! Никогда прежде не знал мир такого ребенка!

Добавлено (13 Январь 2010, 01.26.19)
---------------------------------------------
А. Кристи - ОСЛИК-ШАЛУН

Однажды жил да был непослушный ослик. Ему очень нравилось шалить. Стоило положить ему на спину тюк или иную кладь, он тут же все сбрасывал, да еще гонялся за людьми, норовя их укусить. Хозяин ничегошеньки не мог с ним поделать и продал его другому хозяину. Тот тоже не справил¬ся, перепродал, и в конце концов ослика приобрел за несколько грошей мерзкий старикашка, который обычно скупал старых, заезженных ослов, и они дохли у него как мухи - от дурного обращения и непосильной работы. Но непослушный молодой ослик сам принялся гонять да кусать старика, а потом и вовсе сбежал от него, брыкая всех, кто попадался ему на пути. Он вовсе не хотел, чтобы его снова поймали, и решил примкнуть к тянувшемуся по дороге каравану. «В этой толпе никто и не поймет, что я ничей», - рассудил ослик.
Все эти люди направлялись в город Вифлеем, а добравшись туда, пришли в большой сарай, и без того битком набитый людьми и всякой живностью.
Ослик проскользнул в прохладное уютное стойло, где соседями его оказались бык и верблюд. Верблюд был чванлив, как все его сородичи, а все оттого, что все они мнят, будто знают сотое, тайное имя Бога. И в высокомерии своем верблюд не удостоил ослика даже словом. Тогда ослик принялся хвастать. Он вообще очень любил прихвастнуть.
- К вашему сведению, я не простой, очень даже не простой осел, - сказал он. - У меня есть переднее и заднее зрение.
- Что за чудеса? - удивился бык.
- Ну есть же у меня передние ноги. Они спереди. А задние - сзади. Кстати, моя пра-пра-пра-в тридцать седьмом колене-бабка принадлежала пророку Валааму и собственными глазами видела ангела Божьего.
Однако соседи ослика уши не развесили. Бык продолжал жевать жвачку, а верблюд - гордо взирать поверх всех голов.
Тут пришли мужчина с женщиной, и поднялась суматоха, но ослик вскоре выяснил, что особых причин суетиться нет, просто женщина собралась рожать, то есть делать вполне житейское дело. Когда же младенец появился на свет, в кошару набежали пастухи и принялись хвалить его на все лады. Да что с них, пастухов, взять? Народ-то темный.
Но тут появились другие люди, в длинных богатых одеждах.
- VIP, - презрительно сплюнул верблюд.
- Кто-кто? - спросил ослик.
- Очень важные персоны, - пояснил верблюд. - Дары принесли.
Ослик подумал, что дары наверняка будут съедобными и вкусными. Поэтому, едва стемнело, он стал тыкаться носом во все подряд. Только первый дар оказался желтым, твердым и безвкусным, от второго ослик страшно расчихался, а лизнув третий, понял, что на вкус он гадкий и горький.
- Дурацкие дары, - разочарованно сказал ослик возле самых яслей с младенцем. Малыш вдруг протянул ручонку и ухватил ослика за ухо. Да так крепко, как хватают только очень маленькие дети.

Добавлено (13 Январь 2010, 01.27.16)
---------------------------------------------
...И тут случилось необъяснимое. Ослику расхотелось шалить и брыкаться. Впервые в жизни он захотел быть хорошим. И тоже подарить младенцу подарок. Только у него ничего не было. Разумеется, малышу понравилось его ухо, но... Ухо-то все-таки часть самого ослика! Что же делать? И в голову ему пришла престранная мысль. А что если подарить младенцу себя самого?
Вскоре в кошару вернулся Иосиф в сопровождении высокого незнакомца. Тот что-то говорил, поспешно и отрывисто, и вдруг... Ослик смотрел и не верил своим глазам! Незнакомец словно растворил¬ся в воздухе, а на его месте оказался ангел Божий, весь золотой и с крыльями. А лотом он снова обернулся простым человеком.
- Чур меня! - подумал ослик. - Примерещится же. Переел я, видно, чего-то.
Иосиф обратился к Марии.
- Надо спасаться. Бежать, не теряя ни минуты. - Взгляд его остановился на ослике. – Возьмем этого осла, а хозяину его, кто бы он ни был, оставим денег. Главное - не терять времени.
И они поспешили прочь из Вифлеема. Но в самом узком месте путь им преградил Божий ангел с пылающим мечом. Тогда ослик свернул в сторону и стал карабкаться без дорог на горную кручу. Иосиф хотел было повернуть его обратно, но Мария сказала:
- Оставь его. Вспомни пророка Валаама.
Не успели они скрыться под сенью олив, как по нижней дороге пронеслись солдаты царя Ирода.
- Я прямо как прабабка! - обрадовался ослик. - Интересно, а будущее мне тоже дано видеть?
Он зажмурился и увидел смутную картинку: осел надает в пропасть, а человек помогает ему оттуда выбраться.
- Ба, да это же хозяин, только совсем взрослый, - осенило ослика.
А потом он увидел другую картину: тот же человек въезжает в город верхом на осле.
- Ну, конечно, - сказал себе ослик. - Ему суждено стать царем! Его коронуют.
Только корона оказалась не золотой, а терновой. (Сам-то Ослик обожал и терн, и чертополох, но подозревал, что короны из них все-таки делать негоже.) А еще он почуял запах, который знал и которого боялся. Пахло кровью. И губку он увидел, пропитанную горьким миро, которое он отведал в кошаре.
И ослик вдруг понял, что не хочет видеть ни будущее, ни прошлое. Он хочет жить сегодняшним днем, любить своего маленького хозяина и чтобы тот его тоже любил. Главное - благополучно доставить младенца и его мать в Египет.

Добавлено (24 Январь 2010, 17.08.57)
---------------------------------------------

Сергей Козлов - сборник “Цыпленок вечером”.
Это такие короткие сказочки, из одного-двух предложений. Вернее, не сказочки даже, а сказочные мысли, образы… Штрихи, детали, наброски… Великолепные совершенно. Замечательные еще тем, что экранизировать их ну совершенно невозможно! Надо только читать.

Камушек
Пушистый камушек воробья на окаменевшей дороге. Ноябрь.

Февраль
Бревнышко прижалось к горячей печке и увидело во сне птиц.

Барашки
Облака барашков на земле, барашки облаков в небе.

Стрижи
С утра стрижи стригли небо и к вечеру засыпали весь двор одуванчиками

Одуванчик
Кажется, стоит одуванчику подпрыгнуть — и он сразу улетит на небо.

Черепаха
Если черепаху пустить по булыжной мостовой, глядя на нее, захотят научиться ходить все булыжники.
И представляете, однажды утром ваша мостовая отправится гулять в поле…

Цыпленок вечером
Сумерки.
Цыпленок бежит в тумане тополиного пуха, как молодой месяц в облаках.

Лошадь
Если бы лошадь умела сидеть, как собака, она бы научилась сидеть в оглоблях и за день не так уставала.

Кузнечик
Кузнечик — зеленая пружинка луговых часов.

Бабочка
Бабочка живет один день.
Левое крыло бабочки — утренняя заря, правое крыло — вечерняя.


«Люди перестают мыслить, когда перестают читать». Д .Дидро
 
Форум » ФОРУМЫ » Библиотечный форум » Давайте почитаем. (Интересные рассказы, сказки и пр.)
Страница 1 из 11
Поиск:


Библиотека - МЭЛ 2017
Хостинг от uCoz